Радио «Маяк». Деловая программа «Офис. Интервью»

14 мая 2015

ВЕДУЩИЙ: Друзья, традиционно по четвергам, сегодня ведь четверг, мы соблюдаем нашу традицию, мы встречаемся с людьми, которые рассказывают о секретах успеха того или иного предприятия. И сегодня у нас в гостях Александр Костиков, директор по связям с инвесторами группы «Черкизово». Здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ, ДИРЕКТОР ПО СВЯЗЯМ С ИНВЕСТОРАМИ ГРУППЫ «ЧЕРКИЗОВО»: Добрый день.

ВЕДУЩИЙ: Я думаю, что «Черкизово» знакомо каждому, почти каждому россиянину.

ВЕДУЩАЯ: Ну, во-первых, это район.

ВЕДУЩИЙ: Во-первых, это, конечно, район, а во-первых, колбаса, крупнейший в Росси производитель мясной продукции. И, кроме всего прочего, крупнейший в стране производитель комбикормов. Александр, традиционно гости, которые сидят в этой рубрике, начинают рассказ с истории создания этого предприятия, то есть, с чего все начиналось. Я, например, как человек очень далекий от бизнеса, я могу представить себе условно две коровы, которые у меня живут в стойле, и два стога сена, которые они жрут, чтобы потом дать мне молока, и я их пустил когда-нибудь на мясо. Я так понимаю, что в Вашей компании совершенно другие масштабы.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Ну, да. Почти 2 миллиона свиней в год, 250 миллионов голов птицы в год... То есть, да. Масштабы другие.

ВЕДУЩИЙ: Ну, давайте тогда от печки, что называется. Как все начиналось, и как пришло к тому, что пришло.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Началось довольно давно уже, более 40 лет назад. В Москве был построен Черкизовский мясоперерабатывающий завод. Наверное, с него и начинаются наши истоки. Затем, в 90-е годы на этот завод пришел работать Игорь Алексеевич Бабаев. Он сейчас является председателем Совета директоров компании. Мы его обычно просто называем «основатель». Он пришел работать главным инженером. Он очень много сил вложил в то, чтобы завод стал современным предприятием. И потом, когда в 90-е, Вы помните, было такое время, когда рабочие избирали директоров, его избрали директором «Черкизовского мясоперерабатывающего завода». Впоследствии была приватизация, и Игорь Алексеевич стал владельцем контрольного пакета этого предприятия. И затем, в конце 90-х, Вы помните, был кризис 98-го года, стало понятно, что нельзя работать, когда мясопереработка зависит от импортного сырья. Потому что после распада СССР агропроизводство тоже распалось. Ничего не было, и все мясо завозилось из-за рубежа. Когда случился обвал рубля, что произошло? Например, курица за 3 недели подорожала в 2-3 раза, потому что своей курицы не было, она вся импортировалась, и вся зависела от доллара. Тогда смотрели на это как на сырьевую базу для мясопереработки, и начали покупать какие-то предприятия, находящиеся либо в банкроте, либо в предбанкротном состоянии, свинокомплексы, птицефабрики. И, собственно говоря, пришло понимание, как работает агробизнес. То есть как выращивать птицу, как выращивать свинью. Затем стало понятно, что для этого необходимо зерно, стали приобретаться...

ВЕДУЩИЙ: Подождите. Давайте, по порядку. Стало понятно, как работать в агробизнесе. Как это стало понятно? То есть, для того, чтобы это стало понятно, для этого должны определенные люди заниматься определенными задачами. Это должен быть определенный штат людей, которые находили эти обанкротившиеся или предбанкротные фабрики.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Были и штатные, и плюс к тому помогали многие руководители областей, губернаторы, было понятно, что у них есть такая головная боль. В одной из областей Центральной России была большая птицефабрика. Она была в полуживом состоянии. Они просто просили: «Придите, возьмите птицефабрику, и что-нибудь с ней сделайте, потому что нечем платить зарплату работникам». Вот, и соответственно, команда приходила...

ВЕДУЩИЙ: Вот, как эта команда приходила? Вот, как это конкретно делается? Давайте, представим себе так, что каждый наш слушатель — это начинающий бизнесмен, или человек, который хочет стать бизнесменом. И он должен понять, как это, прийти на фабрику и спасти ее от разорения. Что для этого делать?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Для этого все-таки нужно иметь какое-то видение, талант бизнесмена и огромный опыт. Если мы, соответственно, говорим про Игоря Бабаева, то на тот момент он уже имел несколько десятилетий опыта работы на различных крупных мясокомбинатах по всей России. Проходил все. Проходил ситуации, когда нужно предприятие восстанавливать, как это было с Черкизовским мясоперерабатывающим заводом. Потому что, когда туда пришли, там стояли какие-то полуразрушенные корпуса, полуразрушенное оборудование. Ну и, на самом деле, вопрос целей, вопрос видения, вопрос трудовой дисциплины. Потому что Игорь Алексеевич всегда работал начиная с раннего утра и до поздней ночи. Вот, собственно, так же. Прийти, понять, что нужно сделать, и как это развивать.

ВЕДУЩИЙ: Но он же не сам лично объезжал области, и смотрел...

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: В том числе, и сам лично, и, как он рассказывал, сам встречался с рабочими, которые работали на этих свинокомплексах, птицефабриках, просто, чтобы зажечь их, повести за собой, и ему это удавалось.

ВЕДУЩИЙ: Ну, чтобы зажечь людей, в общем, нужно платить зарплату, нет?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Конечно, и когда фабрика начинает работать, когда начинает развиваться, когда строятся какие-то новые объекты, то тут, собственно, она начинает развиваться, люди получают зарплату.

ВЕДУЩИЙ: И, значит, на сегодняшний день у Вас есть птица, свинья...

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: У нас есть практически все звенья аграрной цепочки. Первое, что у нас есть, это свое растениеводство. Поля. В этом году мы практически уже засеяли 90 тысяч гектар. Это Липецкая, Воронежская, Тамбовская области. То есть, это Центральное Черноземье, где самая плодородная земля. Высаживается пшеница, кукуруза, соя, различные кормовые культуры. Затем, следующая ступенька — это кормопроизводство. У на 6 комбикормовых заводов, на которых производится качественный комбикорм для птицы, для свиньи. Затем следующая ступенька. Это выращивание птиц и животных. Это 8 птицеводческих кластеров. Производственная мощность птицеводческих кластеров — более полумиллиона тонн в год. Более 500 тысяч тонн. Тоже расположено в основном в Центральной России, Поволжье, плюс есть Московская область, курица «Петелинка», которую все знают, Петелинская птицефабрика, расположенная в Одинцовском районе. Это тоже часть группы «Черкизово». 15 свинокомплексов, тоже находятся в основном в Центральной России, где выращиваются у нас свинки. Затем мясоперерабатывающие комбинаты. Здесь есть бойни, на которых идет забой скота. И есть мясоперерабатывающие комбинаты, на которых, собственно, колбаса производится. Самый известный — это «ЧМПЗ» — «Черкизовский мясоперерабатывающий завод». Он на Пермской улице находится, это Северо-Восток, метро Бульвар Рокоссовского. И, наконец, своя дистрибуция. Мы поставляем во все крупнейшие сети нашу продукцию. То есть, везде есть колбаса «Черкизово», курица «Петелинка», и так далее. Вот, получается, у нас такая длинная производственная цепочка.

ВЕДУЩАЯ: То есть, у Вас практически замкнутый цикл? От выращивания кормов до...

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Ну, да. Совершенно верно. По зерну мы пока не полностью себя обеспечиваем, где-то процентов на 25. Но мы работаем над тем, чтобы хотя бы наполовину закрыть свои потребности. Потому что нам ежегодно нужно миллион тонн зерна для корма.

ВЕДУЩАЯ: А коров Вы не выращиваете, нет у Вас говядины в колбасе?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Говядина есть, но мы ее закупаем со стороны.

ВЕДУЩИЙ: А в России не выгодно выращивать говядину?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: По говядине сложно очень конкурировать с такими странами как Аргентина, Бразилия, у них есть огромные пастбища, есть огромный опыт, корова круглый год пасется...

ВЕДУЩИЙ: Ну, вот объясните мне, почему в России можно наладить растениеводство, кормопроизводство, фермы, бойни и дистрибуцию, и нельзя наладить выращивание говядины?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Один из вопросов, на самом деле, это вопрос денег, вопрос того, насколько длинные нужны деньги. Потому что курица растет 35-37 дней. Через 35-37 дней уже забой, получается мясо, мы его можем продать, получить деньги. У свиньи в рамках года это происходит. То есть, поросеночек маленький вырастает в 120-килограммовую свинью, которая уходит на забой. У коровы все гораздо дольше. То есть, у нее длинная беременность, рождается у нее не 10 поросят, а один или два теленка, и до набора убойной массы он растет очень долго. То есть, производственный цикл там более десятилетия. Таких длинных денег у нас, к сожалению, в России нет.

ВЕДУЩИЙ: Каким образом, у меня вообще в голове не укладывается, каким образом можно организовать одно только растениеводство, например. И это не у себя в приусадебном твоем участке огород, а это где-то вообще в другом месте. Это какая логистика должна быть задействована в том, чтобы... Все управление идет из Москвы, я так понимаю, нет?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Если говорить о нашем агродивизионе, который объединяет кормопроизводство, растениеводство и свиноводство, его штаб-квартира находится в Липецке. В свое время его перевели поближе к полям, поближе к свинарникам. Интересный факт, у нас в агродивизионе работает очень много иностранцев. Потому что тоже ноу-хау какие-то растерялись после распада Союза, а на Западе они продолжали развиваться. И у нас, например, свиноводство возглавляет американец, который лет 20 проработал в Америке, и вот сейчас приехал сюда. В растениеводстве у нас тоже есть агрономы из США, которых мы сюда перевезли. Ветврачи есть бразильцы, венесуэльцы.

ВЕДУЩИЙ: Какой у Вас штат вообще?

ВЕДУЩАЯ: У нас ведь Тимирязевская академия есть.

ВЕДУЩИЙ: Глас народа, пожалуйста. Отвечайте.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Академия есть, но немножечко практика потерялась, потому что какие-то ноу-хау шагнули далеко вперед. Взять те же свинокомплексы, как они строились при Советском Союзе?. Многоэтажные здания, что на самом деле совершенно неправильно. Должно быть все в одном уровне, чтобы не было лишней логистики, чтобы животные разных поколений не содержались на одном предприятии. На разных этажах они если содержатся, то есть риск передачи каких-то инфекций, например, от взрослых животных к детям. Поэтому площадки должны находиться друг от друга за 5-10 километров, чтобы они друг с другом не контактировали. Очень много науки, очень много практики. Поэтому мы со всего мира ищем какие-то лучшие ноу-хау, находим, приезжают люди, они обучают наших специалистов, и какое-то уже вырастает поколение наших специалистов, которые тоже знают, как это правильно делать.

ВЕДУЩИЙ: Смотрите, мозги — ведь одно из самых главных составляющих успеха. Вот Вы говорите, мы находим — они приезжают. Где Вы находите специалистов по свиноводству?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: В Штатах очень хорошие специалисты.

ВЕДУЩИЙ: Ну, хорошо, в Штатах. Что, Вы звоните: «Алё, это Штаты? Позовите нам главного свинолога». Как это происходит?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Есть рекрутинговые агентства, которые занимается агробизнесом, хэдхантеры, которые знают всех в этом секторе. Мы формируем заказ. Нам нужен специалист, например, по выращиванию и откорму свиней из таких компаний, как, например Смитфилд. Они всех знают, они, соответственно, звонят, говорят: «Не хочешь ты поехать в далекую заснеженную Россию, поднять там свиноводство?»

ВЕДУЩИЙ: За какую зарплату приезжает человек в Россию?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Ну, это достаточно хорошая по американским меркам зарплата.

ВЕДУЩИЙ: Ну, озвучьте.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Я не могу озвучивать конкретные зарплаты, но это хорошие зарплаты. Специалиста надо заинтересовать, чтобы он приехал сюда, в другую страну.

ВЕДУЩИЙ: Смотрите, я не раз буду спрашивать Вас, что сколько стоит. И не потому что я просто алчный и любопытства ради, а опять же, я еще раз повторюсь, для наших слушателей, которые думают о своем бизнесе, начинают свой бизнес. Чтобы примерно, хотя бы чуть-чуть ориентироваться в ценах, потому что всем надо платить.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Агробизнес- это не для начинающих, это не для одиночек. Это огромные капвложения. Например, если посмотреть на свиноводство, то где-то полмиллиарда долларов было инвестировано в то, чтобы...

ВЕДУЩИЙ: Это включая растениеводство, кормопроизводство, фермы, бойни?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Это фермы. Это выращивание и откорм. Это без растениеводства. По кормопроизводству какая-то часть. То есть, фактически мы приходили на голое место. Вот, есть участок земли, вот здесь вы можете строиться. Со стороны администрации, естественно, есть какая-то помощь. Нам туда делают дорогу, помогают, подводят коммуникации, электричество, и так далее. Построить с нуля эту коробку, потом закупить поголовье туда, все это огромные деньги. И это деньги, которые не вернутся к тебе быстро. Потому что 2-3 года для строительства коробки, потом...

ВЕДУЩИЙ: 2-3 года? За год строят небоскребы в Китае.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: В Китае, может быть, да. Там миллиард китайцев. Но по нашему опыту, где-то 2-3 года нужно, чтобы построить свинокомплекс, стандартный модуль на 37 тысяч тонн. И пока он строится, он денег не приносит. И первый год своей работы он тоже денег не приносит, потому что должен запуститься производственный цикл. Свиноматки должны родить поросят, поросята должны вырасти, уйти на убой, только тогда ты получишь какие-то деньги.

ВЕДУЩИЙ: А откуда берутся первые свиньи?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: У нас сейчас есть свой селекционно-генетический центр, где мы разводим чистопородистных свиней. А изначально тоже завозились из-за рубежа.

ВЕДУЩИЙ: Сколько штук свиней надо завести из-за рубежа, чтобы начать производство?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Точно не скажу, потому что что-то здесь закупается. За рубежом идет, в основном, генетическая линия, чтобы поддерживать чистоту породы. То есть, в основном, у нас хряки прилетают на самолетах, которые должны поддерживать чистоту породы.

ВЕДУЩИЙ: Александр Костиков, директор по связям с инвесторами группы «Черкизово» сегодня в студии «Маяка». Мы прерываемся на короткий выпуск новостей. Друзья, если у Вас есть вопросы, то, пожалуйста, 5533. Не забывайте в начале сообщения слово «Маяк».

<ВЫПУСК НОВОСТЕЙ>

Александр, в прошлые полчаса Вы нам рассказали общую схему гигантского агрохолдинга, который включает в себя растениеводство, кормопроизводство, фермы, бойни, дистрибуцию, и, собственно, сам завод по изготовлению колбасы. Теперь вот интересно. Постольку поскольку Вы директор по связям с инвесторами, наши слушатели спрашивают, где берутся деньги на все на это, начиная с первого, и заканчивая последним этапом. Вы уже называли некоторые цифры. Полмиллиарда долларов, да?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Если посмотреть целиком, сколько инвестировано за это время, это, наверное, больше полутора миллиардов долларов, больше 50-60 миллиардов рублей.

ВЕДУЩИЙ: Смотрите, вот где взять такую сумму денег?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Вообще, по классике экономики есть два способа привлечения инвестиций. Это долевое финансирование и долговое финансирование. Долевое финансирование — когда у тебя уже есть какая-то компания, и ты выходишь на рынок, предлагаешь инвесторам часть своей компании, это называется модным словом IPO. Мы это тоже проходили.

ВЕДУЩИЙ: А Вы что предлагали? Вы как кто выходили на этот рынок?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: На тот момент компания была, на самом деле, еще маленькая. То есть там был «Черкизовский мясоперерабатывающий завод». К тому времени купили и начали восстанавливать Петелинскую птицефабрику в Московской области, и Васильевскую птицефабрику в Пензенской области. А свиноводство было в еще совсем начальной ступени. Растениеводства не было. И вот с этим мы вышли на рынок, на Лондонскую фондовую биржу, в 2006-м году. Тогда был очень большой интерес к России. В России был такой, очень горячий рынок. И достаточно успешно разместились. То есть, получили более 200 миллионов долларов инвестиций, и это позволило сделать дальнейшие шаги. В 2007-м году было приобретено «Куриное царство». Это компания с активами в Брянской и Липецкой областях. В 2011-м году приобрели Моссельпром у Сергея Федоровича Лисовского. Компания, эти деньги использовала для того, чтобы дальше расти.

ВЕДУЩИЙ: Почему Вы покупаете, я понимаю. Вам нужны фабрики. Почему их продают?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Кому-то нужны фабрики, кому-то нужны деньги. Очень просто. Есть какой-то взаимный интерес, происходит сделка. Таким образом, например, мы в прошлом году приобрели в Воронеже птицефабрику «Лиско Бройлер». Это достаточно хороший интересный актив, по хорошей цене. У владельца было много бизнесов, птицеводство был непрофильный бизнес, и он решил его в какой-то момент продать.

ВЕДУЩИЙ: Вот, я еще раз хотел спросить. Вы рассказывали про любой этап, какой ни возьми, что растениеводство, что кормопроизводство... Не проще ли просто покупать корм?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: К сожалению, не проще, потому что...

ВЕДУЩИЙ: Да, это, может, чуть дороже, но это меньше рисков...

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Это больше рисков. Потому что на корме могут переходить какие-то заболевания. То есть, должен быть очень строгий контроль за тем, что в корм входит.

ВЕДУЩИЙ: Ну, подождите. Точно такой же риск есть, когда Вы выращиваете свой корм.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Здесь мы его стараемся минимизировать, потому что есть стандарты. На каждом этапе все проверяется, и, соответственно, мы стараемся риск минимизировать. Ну, и по стоимости тоже. Потому что в кормопроизводстве тоже какая-то маржа образуется, и она остается внутри компании. Ну и, конечно же, стабильность поставок. Мы четко знаем этот бизнес, и одна из его сложностей, что птиц и свиней постоянно надо кормить. Им нельзя объяснить, что поставщик разорился, или не привез вовремя корма. Свинье это не объяснишь. Если пройдет 3-4 часа и ее не накормили, она начинает откусывать уши у своих соседок по вольеру.

ВЕДУЩИЙ: Да. Они могут сожрать друг друга. Они каннибалы.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Да. А курица просто ляжет и умрет. Поэтому их надо постоянно кормить. Нужно, чтобы с кормами не было ни малейших перебоев.

ВЕДУЩИЙ: Скажите, а у Вас куры свободно бегающие или в клетках?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Нет, они не в клетках. Они находятся в птичниках. Это такое здание, в котором находится 30-40 тысяч птиц. Они туда заезжают совсем еще маленькими цыплятками, их везут в птичник, и там они вырастают уже до убойного веса.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Теперь возвращаемся к инвестициям. Первый этап. Вы вышли на биржу, привлекли 200 миллионов, более 200 миллионов долларов, эти деньги вложили в разные циклы производства. Но на этом же остановиться нельзя. Вам же нужно привлекать?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Весь агробизнес существует на заемные деньги. Мы очень сильно закредитованы. Работает долговое финансирование. То есть, мы приходим в банк и просим денег. Здесь есть такой интересный момент, что агробизнес России, в частности птицеводство, все очень сильно выросло, когда появились длинные субсидированные деньги. Это произошло где-то 10 лет назад. У Владимира Владимировича Путина стало одним из приоритетов, что нужно поднять агросектор, что мы должны себя обеспечивать мясом, мы не должны зависеть от зарубежных поставок. И где-то с 2004-го года была выстроена система субсидирования процентной ставки.

ВЕДУЩИЙ: Как она выглядит?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Она выглядит следующим образом. Агропроизводитель получает в банке кредит под ту ставку, которая банком предусмотрена. Но это, как правило, выше 10%, 12-14, может быть, 16%.

ВЕДУЩИЙ: Ну, это по-божески в наших условиях.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Для агробизнеса все равно это сложно, потому что живые деньги ты увидишь, дай Бог, через 2 года, а платить проценты нужно откуда-то сейчас. И, кроме того, очень много различных рисков — урожай не родился, птицы начали падать, и так далее. Есть система возмещения расходов по процентной ставке, то есть государство возмещает часть процентных выплат, и таким образом получается стоимость долга уже у нас не 12-14%, а 2-3-4%. Неплохо. С этим уже как-то можно жить и развиваться.

Ведущий: А освобождение от долга есть, на какое-то время, скажем, первый год?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Нет. Такого нет, но есть нулевая ставка налога на прибыль для агропроизводителей, то есть там где идет речь о свинине, о птице, там нулевая ставка налога на прибыль. В колбасе такого нет, колбаса у нас как агробизнес не рассматривается, там стандартная ставка на прибыль.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Где еще, каким образом еще привлекаются инвестиции?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Это два классических и два ключевых способа: долевое финансирование, которое сейчас, наверное, не очень работает, потому что на фондовом рынке интереса к России нет, российский рынок не растет, и инвесторы на это дело смотрят как-то очень с опаской. Все сейчас существует на долговом, на кредитном финансировании.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Вы называетесь «директор по связям с инвесторами», кто эти инвесторы?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Компания у нас публичная, она обращается на московской бирже, то есть можно пойти, купить акции группы «Черкизово», потом получить по ним дивиденды, потому что мы дивиденды выплачиваем, и депозитарные расписки обращаются на лондонской бирже. Порядка 35% акционерного капитала находится в рынке, его покупают различные инвесторы, это фонды, банки, страховые компании, и мы, как публичная компания обязаны перед ними отчитываться. То есть 4 раза в год, каждый квартал, мы публикуем полную финансовую отчетность, рассказываем, что происходит, и задача нашего департамента, департамента по связям с инвесторами — представить отчетность, демонстрировать ее инвесторам, встречаться с ними, отвечать на все вопросы, запросы инвесторов, аналитиков. Это то, к чему обязывает статус публичной компании.

ВЕДУЩИЙ: Это в голове, вообще-то, не очень укладывается. Как это все можно организовать, как это все можно держать, и всем этим управлять! Сколько человек работает в вашей компании, сколько человек необходимо для того, чтобы управлять, вот какой штат вообще, общий штат людей?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Общий штат у нас порядка 20 тысяч человек.

ВЕДУЩИЙ: Двадцать тысяч человек!

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Говорим об общем. Это все наши фермы, все мясокомбинаты, то есть вся группа «Черкизово». Это все наши фирмы, все наши комбинаты...

ВЕДУЩАЯ: А мозг Вашей компании?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Кого считать мозгом?

ВЕДУЩИЙ: Вы.

ВЕДУЩАЯ: Подобные Вам.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Спасибо. Ну, наверное, это несколько сотен человек, наш ключевой менеджмент. Недавно была стратегическая сессия менеджмента, там было порядка 120 человек.

ВЕДУЩИЙ: Еще один момент, о котором мы забыли сказать, и то, о чем нам напоминают наши слушатели. Какие вопросы ведутся в области пищевой безопасности и сертификации? И вообще как происходит... Я не знаю, это из Вашей области знаний этот вопрос? Пищевая безопасность и сертификация.

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Наверное, так хорошо, как специалист по пищевой безопасности и сертификации, я не расскажу.

ВЕДУЩИЙ: Ну, буквально пару слов. Наверняка за это тоже отвечает специальный отдел?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Естественно. Вообще в России очень строгая система ветеринарной безопасности. То есть, если говорить особенно о живой птице, о живой свинье, контроль очень серьезный, контроля много, и. естественно, все проверяется. То есть, если Вы приедете на «ЧМПЗ», на каждой туше там стоит штамп ветеринарной безопасности. Есть госветинспектор, который проверяет туши, на входе проверяет туши.

ВЕДУЩИЙ: Каждую?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Партии обычно проверяют. То есть, идет такая выборочная проверка, проверяются сопровождающие документы и выборочно берутся пробы.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. А когда туши приходят из заграницы? Разве нет такого жесткого контроля? Просто Вы сказали, что риск получить инфекцию...

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ:Ввоз животных уже 3 года закрыт. Нельзя ввозить.

ВЕДУЩИЙ: Ну, замороженные. А замороженные не могут быть с инфекциями?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: Какие-то инфекции могут сохраняться. Поэтому сейчас есть запрет на ввоз из Европы, там были случаи африканской чумы обнаружены в нескольких странах. И Россельхознадзор закрыл где-то полтора годы назад, еще до санкций, импорт мяса в Россию.

ВЕДУЩИЙ: Кемеровская область спрашивает, а почему Вы начали агробизнес в Липецке? Почему не в Москве?

АЛЕКСАНДР КОСТИКОВ: На самом деле мы начали с Москвы и с Подмосковья. Потому что в Москве «Черкизовский мясоперерабатывающий завод», в Подмосковье — Петелинская птицефабрика. А дальше это Центральное Черноземье, то есть, Липецк, Тамбов, Воронеж, это очень хорошие, очень интересные регионы по ряду параметров. Во-первых, это земля, это чернозем, это самая плодородная почва. Во-вторых, они недалеко от Москвы. Потому что, как ни крути, Москва и Московская область — это 15 миллионов человек, по самым скромным подсчетам, и это самый платежеспособный рынок, это там, где будут всегда покупать. Кроме того, администрации областей, какую область ни возьмем, там губернаторы, которые очень хорошо понимают, что нужно развивать агросектор, которые нам помогают, которые нас поддерживают.

ВЕДУЩИЙ: Александр, спасибо Вам огромное. К сожалению, время истекло. Спасибо Вам большое.