Гарантируем потребителю качество и стабильность: гендиректор группы «Черкизово» рассказал о переработке мяса в Кашире

30 Мая 2018

Полная версия статьи: 360о

В студии «360» на Санкт‐Петербургском международном экономическом форуме находится генеральный директор группы компаний «Черкизово» Сергей Михайлов, который уже подписал с властями Московской области соглашение о развитии мясоперерабатывающего предприятия в городском округе Кашира.



Сергей Игоревич, здравствуйте. Только что Вы подписали соглашение с правительством Московской области, расскажите, какие принципиально новые условия сотрудничества там прописаны?

На этом форуме год назад мы подписали соглашение с Московской областью о строительстве нового высокотехнологичного завода по производству сырокопченых колбас. Проект этот мы сегодня реализовали в кратчайшие сроки, буквально за 12-13 месяцев проект построен. Ведется тестовый запуск производства. Уже в июне мы начнем производить продукцию, она будет доступна нашим потребителям. Проект сам по себе уникальный. Уникальный в своем классе, не только потому, что он, наверно, один из крупнейших в России, в Европе, а может даже и в мире, но он использует новейшие технологии, и мы постарались весь наш опыт по линии IT, отраслевой опыт вложить в это предприятие, в этот проект. Здесь не только SAP и ERP системы работают, не только есть высокий уровень автоматизации: мы привозим мясо — и после этого люди не присутствуют в производстве, и готовая продукция получается.

То есть вообще сотрудников практически нет?

Они есть, но производственная цепочка обеспечивается практически без людей. Они поддерживают эту цепочку. То есть никто не касается продукции.

То есть Вы экономите на зарплатах?

Об этом тоже скажу: у нас просто другие сотрудники появляются. Мы экономим, может быть, на низкоквалифицированных, которых, кстати, дефицит в Московской области тоже. Но имеем также дефицит высококвалифицированных сотрудников. Это IT-специалисты, инженеры. Пусть у нас их меньше, но они более высокооплачиваемые специалисты.

Хочется понять, насколько все автоматизировано?

Приходит мясо, потом оно попадает в автоматизированный склад, где присваивается код каждому ящику с каждым видом сырья, после этого оно при помощи роботов и конвейеров идет на фаршесоставление, формируется, потом попадает в оболочку колбаса. На самом деле, сырокопченые колбасы, сырокопченые продукты в производстве один из самых сложных продуктов, потому что если сосиски, вареную колбасу можно за сутки сварить, то сырокопченые колбасы созревают порой до месяца. Это длительный процесс. Вы представляете, весь этот месяц используется искусственный интеллект. То есть роботы общаются между собой, и если раньше при классическом варианте SAP и ERP-система — да, там куча датчиков, они собирают показания, а люди являются тем мостиком между системой и роботами, то есть здесь роботы не только между собой, они встроены в ERP-систему. То есть производственное задание система выдает сразу роботам: сколько мяса надо положить в мешалку, сколько прошло по конвейеру, сколько батонов колбасы попали в набивку.

Роботы чьего производства?

В основном это европейское производство, много Италии, много Германии, даже есть японские.

Вы говорите, что такого полностью автоматизированного производства нет ни в одной стране мира.

По сырокопченым колбасам мы не знаем такого масштаба и такого уровня автоматизации, потому что здесь мы использовали философию промышленной революции, где искусственный интеллект и роботы, и они уже общаются между собой. Не просто убирается рабочая сила и автоматизируется какая-то операция, а в данном случае он понимает, когда сырокопченая колбаса созрела, когда перевести ее в другую камеру, когда она готова и можно ее отправить на упаковку.

Но это робот все делает сам или им люди управляют?

Конечно, IT-специалисты, инженеры поддерживают работоспособность этой всей системы. Идет революция с точки зрения тех людей, которых мы должны воспитывать. Это тоже большая задача, и в мире, и для страны. Надо этих специалистов готовить. Есть проблема, что они не только больше зарабатывают, а что их не так много. Это новый вызов. И мы одни из первых, а может быть даже первые в нашей отрасли, кто смогли реализовать промышленное производство мясопереработки такого уровня, используя философию «Индустрия 4.0». Первая продукция выйдет уже в июне, это сырокопченые колбасы разных видов: сыровяленые, сырокопченые колбасы в разных форматах. Продукция используется из нашего сырья, в том числе охлажденного сырья, из наших хозяйств, поэтому мы нашему потребителю можем гарантировать качество и стабильность.

Сырье тоже в Кашире?

Нет, сырье подвозится к предприятию, они раскиданы по всей стране. Мы сегодня крупнейший производитель мяса, что касается и свинины, и птицы, и индейки — это разные области.

А самое ближайшее, откуда везете?

Ближайшее — это Липецк, Воронеж, где-то может быть и Тула. У нас много птицы производится и в Московской области, мы лидеры по производству птицы в Подмосковье. Наши известные бренды — такие как «Петелинка», «Моссельпром», «Куриное царство».


Почему мясоперерабатывающее предприятие именно в Кашире?

Здесь несколько причин. Исторически сложилось. У нас там был участок земли и производственные здания располагались, поэтому было легко, имея инфраструктуру, земельный массив было возможно в достаточно короткие сроки реализовать этот проект. Второе, это расположение. Оно удачное, потому что Москва для нас является все равно основным рынком сбыта, Санкт-Петербург, мы работаем по всей России, но, наверное, на Москву и область приходится 20% наших продаж. Поэтому логистически удобно. И третье, нам удалось договориться с Московской областью о взаимном сотрудничестве, о достаточной поддержке. Мы подписали соглашение и получили ряд льгот, в том числе налоговых льгот.

Какую поддержку со своей стороны оказывает Московская область?

После подписания соглашения мы получаем льготы по налогу на прибыль, по налогу на имущество, получили поддержку по компенсации части затрат по инфраструктуре. Это подключение сетей, дороги и так далее. И мы довольны в том плане, что удалось такой сложнейший по инженерии и по дизайну проект реализовать в рекордные для нас сроки. И сегодня мы обсуждали с губернатором «Каширу-2» — это вторая фаза проекта, на котором мы уже ведем проектирование, и возможно, подпишем соглашение уже по этому проекту к концу года, к началу следующего года — и приступим к реализации. Это уже не сырокопченые колбасы, а тоже мясопереработка до 200 тонн производства продукции в сутки, но это уже будут продукты нарезанные, в основном — копчености, те же сырокопченые колбасы нарезанные, ветчины и ряд традиционных вареных колбас, сосисок. В принципе, это колбасное производство, но уже инвестиции другого поколения, другого уровня, который позволит нам не только быть конкурентоспособными в России, но выходить и на экспортные рынки и также, возможно, гарантировать еще более качественную продукцию, стабильную по качеству продукцию нашему потребителю.

То, что сейчас уже стоит на территории городского округа Кашира, это все внутреннее потребление, либо уже идет в другие регионы, может быть, на экспорт?

Это Россия и ближайшее зарубежье.

Вы все свои предприятия за 10-12 месяцев строите или это какой-то уникальный проект?

Мы с каждым годом набираем опыта. Наши последние инвестиции были в области птицеводства и свиноводства, последние 15 лет, наверное. Недавно мы построили также проект в Тамбовской области по индейке, запустили два года назад, тоже за два года. Но вот этот проект я бы назвал рекордным. В принципе, если есть детальная проработка и есть инфраструктура, земельный массив, поддержка местной администрации, что немаловажно, то удается вот так вот реализовать за 13 месяцев. Поэтому большое спасибо Московской области за реальную поддержку, мы ее чувствуем, все процедуры мы проходили максимально качественно и в максимально быстрые сроки.

Какие инвестиции в один этот завод?

Мы проинвестировали порядка 7 миллиардов рублей — около 100 миллионов евро.

А цена продукции какая при таких инвестициях?

Цена продукции не определяется суммой инвестиций. Цена рыночная, она находится в рынке по сырокопченым колбасам. Мы сегодня, наверное, бесспорные лидеры на этом рынке: более 20% рынка приходится на продукцию компании «Черкизово». Мы стараемся при этом выдерживать оптимальное соотношения «цена/качество» для нашего потребителя, чтобы продукция была востребована. И есть такое понятие «справедливой» цены каждый день. Чтобы люди понимали, что они имеют вкусный, качественный продукт, но при этом он для них доступен.

Вы уже сказали, что сотрудников предприятия в цехах будет мало, но будет много технологов, IT-специалистов и так далее. Откуда планируете набирать сотрудников? Жители Каширы будут привлечены?

Конечно будут. Вопрос с рабочей силой стоит очень остро, но у нас будет трудиться до 150 человек, и часть специалистов мы готовили последние полтора года, поскольку у нас было действующее производство сырокопченых колбас. Мы уже обучали, тренировали людей. Что касается IT, то тоже приглашали и внешних специалистов, и готовили проектантов, и по линии SAP, и даже по линии автоматизации работы тех же роботов. Какое-то время у нас будут работать иностранные специалисты и сопровождать проект, пока мы не подтянем наших. Они приезжают, учат наших, и своих мы отправляли на похожие производства, может быть, не такого уровня, потому что я сказал, что наш проект уникальный. Это была огромная работа именно по подготовке к запуску. Сейчас мы находимся в таком тестовом промышленном запуске, и пока все идет практически по плану. Это нас радует: значит, мы достаточно качественно подготовились к этому, потому что для нас этот проект новый, и мы такого никогда не делали, поэтому тоже определенные опасения были, но пока все складывается хорошо.

Из мировой практики: как часто такая система ломается? Какой сервис необходим?

Поскольку людей уже нет, то если робот сломался, то останавливается все производство. Сервисные контракты выходят на другой уровень, поскольку производство упирается в эти все узлы, и если что-то одно выпадает, то рушится вся цепочка производства, и заткнуть ее людьми уже невозможно.

Но Вы готовы к тому, что у Вас остановится производство из-за того, что робот сломался?

Конечно не готовы, поэтому у нас есть запасные узлы, есть запчасти.

Объем производства в день какой?

Объем производства — до ста тонн продукции в сутки. Если подсчитать, то в день нашу продукцию будут пробовать примерно 200 тысяч людей.

Колоссальная цифра. Не могу не спросить, а роботы могут отличить мясо, допустим, говядину от свинины? Научили этому или это еще люди делают?

Здесь на этом заводе в этом нет необходимости. А вообще в целом есть такая технология, и мы ее в тестовом режиме уже применяем, где-то уже в промышленном режиме применяем, это так называемое «промышленное зрение». Это когда камера позволяет определять качество продукции. Допустим, вот приходит курица на убойный завод. И чтобы проанализировать, какого качества тушка выходит, используется эта технология. Раньше стояли люди, смотрели, и врачи стояли. Сейчас стоят системы промышленного зрения, они смотрят, анализируют и категоризируют или отбраковывают продукцию с точностью 99%. Страхуют эту систему на всякий случай люди.

У нас также используется зрение, где отличается не мясо по виду, а мы пытаемся сейчас сделать технологию. Стоит, допустим, обвальщик, отделяет мясо от кости, и у каждого свое рабочее место. Мы пытаемся определить, как быстро он работает, с какой скоростью, и как качественно он это делает, насколько он соблюдает качественные стандарты. При помощи такой аналитики мы можем выстаивать производительность и мотивацию, потому что сотрудники понимают, что учет есть, он справедливый. Мы и контролируем их, и мотивируем.

Спасибо за интересный разговор, удачного Вам запуска и хороших продаж! В студии «360» был генеральный директор группы «Черкизово» Сергей Михайлов.